irkathena: (Ирина)
[personal profile] irkathena
Хорошая кнопка делёжки вкусненьким и в ЖЖ есть.
Но я уж примажусь немного, ведь договариваться об этой работе Эдик поехал прямиком с завтрака, которым он меня кормил в Иерусалиме. Немного беспокоился, ведь в эти дни ещё стреляли, именно там - вовсю. Я заверила, что и работа ему достанется и кормить на ней будут не хуже, чем он меня. Ну вот чем не пророчество оказалось? А написано-то как вкусно!

Оригинал взят у [livejournal.com profile] luckyed в Кускус для председателя

       
                           Даже секретарь артели, несколько унылый и меланхолический субъект,
                           дважды отравленный газами в царскую войну,
                           на вопрос председателя высказаться по существу говорил:
                            — Без аэроплана, товарищи, как без рук. Ну на чём лететь прикажете?
                                 На столе не полетишь.
                                 А тут захотел куда-нибудь полететь — сел и полетел. Только и делов.

                                                                                                    Михаил Зощенко
                                                                                                     "Полетели"

 
    Дамы и господа!
А расскажу-ка я одну пресмешную, но невероятно правдивую историю о демократии.
Недавно довелось мне поработать на выборах секретарём избирательной комиссии. Должность не очень увлекательная, но прилично оплачиваемая. А кому деньги не нужны? Вот и тружусь то на выборах в кнессет, то в горсоветы. Но на сей раз Бог и ответственные товарищи отправили меня в маленькую деревеньку Б.

  Ещё на предварительной встрече, где только решались наши судьбы, обратил я внимание на странные взгляды окружающих. Наконец, соседка по парте, ярко разукрашенная черноволосая блондинка, изъёрзавшись от неутолимого любопытства задала сакраментальный вопрос - как я попал в святая святых.
  О простота! О наивность! (это я о себе...) "Позвонил, разузнал, пригласили", был мой ответ. Клянусь, всё именно так и было. Ну не сообразил я в тот момент, что выборы проходили в местах, ещё за два дня до встречи обильно обстреливаемых добрейшими нашими хамасовскими соседями. Кто-то из законных счастливчиков испугался, и его тёпленькое место досталось постороннему мне.



  Ранним утром заветного дня с ящиком бюллетеней наперевес и ширмой за плечами явился я по указанному адресу. Ширма была тонкая, складная и на бодрящем утреннем ветерке хлопала как крылья. Возможно, именно по этой причине избирательная комиссия в лице встречавших дам глядела на меня как на ангела.
  Честно признавшись, что не знаю ни одного претендента даже по имени и расправив "крылья", вступил я на избирательный участок. И странное ощущение безмятежного спокойствия охватило меня. Никогда, а работать на выборах приходилось не раз, работа так не спорилась. Дамы - Адас и Мири порхали как бабочки, устанавливая столы и стулья, и через полчаса избирательный участок был готов, урна для голосования застыла в ожидании "инвестиций", а ваш покорный секретарь полосками клейкой ленты прикреплял в недоступном для подглядываний углу крылья-ширму . 

  Пришло время выноса ящика с бюллетенями. И тут я окончательно поразил своих спутниц, задав простой вопрос: "Вашего председателя сельсовета зовут Сасон?"
"Как!", - вскрикнула Адас.
"Ты лукавил, говоря, что ничего о нас не знаешь", - надула пухленькие губки Мири.
А действительно, как?
Дедукция, Ватсон,  дедукция... 
Все бюллетени четырёх претендентов на местный престол были отпечатаны в одной типографии на бумаге жёлтого цвета. Вот только ровно одна четвёртая часть отсвечивала чуть более солнечной желтизной, а гордое имя Сасон на них выделялось особой печатной яркостью.
Однако, всё в рамках закона, дамы и господа.
 
   Примостив в уголке сумочку с бутербродами и термос с кофе (секретаря, увы, кормить не положено), я приготовился к приёму первых ласточек. А надо сказать, что по последней переписи населения городок Б. насчитывал чуть более 700 жителей, дозревших до голосования. И была у них одна тайная и дивная особенность. Все жители Б. являлись родственниками. Близкими или дальними, но своими. Со временем, расплодившись и разразмножавшись, разбились они на четыре конкурирующих клана, главный из которых и возглавлял дядя Сасон. Вот эту большую семью я и готовился принять на своём участке.
 
  Вначале было так.  Дверь медленно и торжественно распахнулась, и ... в комнату въехал стол. В отличие от занимаемых нами, хрупких и шатких, этот был тяжёл, мордат и самоуверен. А украшали его десять невиданной красоты и размеров тортов и красавица в ярко-жёлтом кожаном платье и кепи.
"Лимор", - распахнув сверкающие чёрные глаза, представилась она. "Преседатель избирательной комиссии."
Мои дамы приветливо улыбнулись и подвинулись, освободив место в центре. Я привстал и немедленно получил тарелку с тремя кусками кондитерского счастья.
"Угощайтесь, я испекла это для Вас", - волооко потупившись пропела Лимор, и немедленно исчезла, оставив после себя аромат горького шоколада и ванили.
Я застыл с тарелкой в руках, а в дверях показался первый избиратель. "Звулун! Сколько лет, сколько зим", - защебетала раскрасневшаяся соседка. "Привет, Адас. Тётя Двора зайдёт попозже, к обеду. С Мордехаем. Давно они не пробовали кускус Лимор." С этими словами приземистый и молодцеватый Звулун благосклонно протянул мне удостоверение личности, лихо ухватил огромный кус вишнёвого пирога и , аппетитно чавкая, скрылся за ширмой.

  Следующим на участок ввалился однорукий инвалид. Огромный и угловатый, в куцем плащике мышиного цвета. В единственной вытянутой длани дрожал смятый избирательный бюллетень.
"Так не положено", - строго встал я на защиту закона. "Всё, что необходимо для честного голосования, расположено за ширмой."
"Дядя Хаим", - ласково проворковала Мири. "Выйди и вернись без подсказки". 
Дядя Хаим дал задний ход, а через секунду появился вновь тем же способом. Единственное отличие - из сжатого до побелевших костяшек, вытянутого вперёд в ротфронтовском приветствии кулака не торчало ничего.
"Где?", - отчаянно вращая белками спросил он у Мири. 
"Там!", - указала она на заветную ширму. 
Высокий и неуклюжий Хаим совершил отчаянный рывок и, неожиданно, весь поместился за крохотной ширмочкой. И исчез надолго.
"Всё в порядке?", - забеспокоился я.
Ответом было длительно шуршание, скрежетание, кряхтение и побулькивание. Минут через пять сияющий инвалид возник из-за ширмы, с неожиданным изяществом запустил конверт в щель, расслабленной и, наконец, опустевшей рукой уцепил кексик и испарился навсегда.

  Наступила некоторая пауза. Я потянулся за домашним бутербродом, но непреклонная Лимор возникла передо мной. "Скоро обед", - произнесла она укоризненно. И прошептала, склонившись к самому уху: "Я приготовлю для Вас кускус!" Адас и Мири с пониманием склонили головы. Бутерброд сиротливо вернулся в свой пакетик, и... покатилось застолье выборов. Мне припомнились легендарные советские времена, когда предрассветных избирателей угощали бутербродами с красной икрой. Но здесь кормили всех! Всякий, проникший в райские сии кущи, обязан был откушать как минимум кусочек торта. А для упорно сопротивляющихся диабетиков и "диетиков" у Лимор был припасён железный аргумент: "Ешьте, иначе он будет стесняться." И решительный жест в мою сторону. Действовало безотказно.
 
  Многочисленная "хамула", обитающая в Б., спешила проголосовать за одного из родственников. Заготовленные заранее бюллетени прятались в самых непредсказуемых местах, торчали из карманов, бесстыдно желтели в рукавах, стыдливо прятались в сумочках и кошельках. В одну из пауз я, заинтригованный происходящим,  выглянул на улицу. В законных 25-ти метрах от входа избирателей встречали дядя Давид и дядя Дорон. На шее у каждого на видавших виды кожаных ремешках висело по коробке с бюллетенями для раздачи прибывающей родне. Дядя Дорон, мужчина средних лет и упитанности, обладатель густых чёрных бровей и хриплого дисканта, явно переигрывал по детски худощавого и вертлявого дядю Давида, постоянно отвекающегося на телефонные звонки. Адас, оказавшаяся племянницей болтуна, с явным неудовольствием его отчитывала. Ведь энергичный дядя Дорон умудрялся всучить свои бумажки даже невинным родичам дяди Давида.
 
  Вернувшись на своё место, я обнаружил на столе между протоколами маленькую прозрачную баночку с чем-то красно-белым. Рядом, загадочно улыбаясь, расположилась Лимор.
"Это - особая острая редька. Вы обязаны попробовать её перед обедом."
С осторожностью взял я небольшой кусочек ... О боги! О наслаждение! И потянулся за вторым...
Лимор, внимательно наблюдавшая за моей реакцией, удовлетворённо хмыкнула, расправила плечи и громогласно объявила: "КУСКУС!!!"
Как по мановению волшебной палочки, на столе избирательной комиссии возникла огромная дымящаяся кастрюля, окружённая судочками и кастрюльками помельче. Лимор начала
роворно аполнять плошки ароматной субстанцией, сдабривая всё это варёными овощами и специями и обильно украшая кусками курицы. Вскоре стол ломился от яств.
"Но выборы нельзя останавливать",- слабо попытался воспротивиться я. Уверенной рукой Лимор указала на вход. В дверях уже толпились избиратели с пластмассовыми тарелочками в руках, ожидая заветную порцию. Один из них потянулся к баночке с редькой и немедленно получил по рукам.
"Это понравилось Эдуарду!", - прошипела разгневанная Лимор.

  Выборы продолжались. В разгар пира в дверях появилась странная парочка. Впереди неуверенно двигался молодой челове
с простодушной улыбкой на младенческом личике. Войдя, он почему-то поклонился и картаво представился: "Могдух." Под локоток его поддерживала встрёпанная женщина, оказавшаяся той самой тётей Дворой. Даже не взглянув на кускус парочка прямым ходом направилась к ширме.
"Нельзя",- строгим голосом остановил их я. "Согласно закону, сопровождение разрешено только не способным передвигаться самостоятельно!"
Адас, скосив глаза в сторону, громко и таинственно шепнула: "Азриель..."
Всклокоченная тётя исчезла вместе с безмятежно улыбающимся племянником, чтобы спустя некоторое время возникнуть вновь. На сей раз Мордух гордо восседал в сверкающей и разукрашенной флажками и шариками инвалидной коляске. В ответ на мой безмолвный вопрос зардевшаяся Адас сообщила, что коляску в таких случаях одалживают у дяди Азриеля, держащего неподалёку фалафельную и подарочную лавку.

  А народ всё шёл и шёл. На мгновение возник и тут же исчез сам дядя Сасон, мужчина квадратной внешности с улыбкой, наклеенной на лицо, цвета собственных избирательных бюллетеней. Тёти и дяди, племянники и племянницы, дедушки и бабушки с трясущимися руками и "ветхозаветными" удостоверениями личности, молодая парочка панков в мотоциклетных шлемах и процессия колясочников имени дяди Азриеля с разноцветными пакетиками и хлопушками. Очередные конвертики с чьими-то надеждами и мечтами исчезали в брюхе ненасытной урны.
 
  День клонился к вечеру. В очередной раз возникшая Лимор сразила меня совсем уж неприличным вопросом:
"А что приготовить на ужин?"
"Ничего"-, обессиленно просипел я. "Даже думать об этом не могу."
Разочарованная Лимор поставила передо мной спасённую заветную баночку с острой радостью, строго взглянула на присмиревших Мири и Адас, пресекая малейшие поползновения угоститься и...
  ...неожиданно уселась за стол на своё председательское место.
Я взглянул на часы. Выборы завершились.

  Подсчёт голосов расставил всё на свои места. Не буду уточнять, кто выиграл. Главное не это, а всенародное братание на улице. Всё вернулось на свои места, соперничающие кланы превратились в обычную родню и шумно отправились праздновать общую победу в фалафельную дяди Азриеля.

  "А демократия?", - спросите вы. "Где прячется это бледное и хлипкое незаконорожденное дитя современной цивилизации?" Дамы и господа. Запомнилась ли вам та тоненькая хлипкая ширмочка, тщательно и скурпулёзно прикреплённая мною к шаткому столику в углу? Там, дамы и господа. На своём законном месте. Среди бумажек и карандашей. И какие бы весёлые истории мы не рассказывали, как бы саркастически не посмеивались, никто её не прогонит.
А иначе всё закончится как и замечательный рассказ из эпиграфа.
"Лететь-то, братцы, некуда!"



Date: 2012-12-26 12:05 pm (UTC)
From: [identity profile] cyxux.livejournal.com
дык
как председатель комиссии председаталю комиссии не голубом глазу...
ейё-ейё не вру, всё так...
нет, вру, председателем не был, и даже членом (жена была)...
да, оно так!!!
:)))
Edited Date: 2012-12-26 12:07 pm (UTC)

Date: 2012-12-26 12:38 pm (UTC)
From: [identity profile] irkathena.livejournal.com
Я и не сомневаюсь, что так - Эдик очень забавно умеет рассказать о чём угодно. Он это ещё в школе здорово умел.
Когда он ЖЖ завёл - обрадовалась, что его рассказы теперь и другим показать можно будет, а мы с ним со школы и дружим :-)

Re:

Date: 2012-12-26 03:23 pm (UTC)
From: [identity profile] cyxux.livejournal.com
Ирина, когда и если вас вдруг угораздит сподобиться, гляньте одним глазом
http://samlib.ru/s/suhih_a/tekst_uhvatil.shtml
Если честно, я ногой перекрещусь, если "это" вам вдруг будет интересно и вы удосужите сие своим мнением (репликой)

Date: 2012-12-27 09:23 pm (UTC)
From: [identity profile] irkathena.livejournal.com
а давайте я на будущей неделе, праздничной, прочту и поделюсь впечатлением :-)

улыбнуло, ога

Date: 2012-12-28 11:33 am (UTC)
From: [identity profile] cyxux.livejournal.com
:)
ей-ей ещё никто ниасилил... меньше, чем за три недели, как-то так оно получилось
просто если оно попёрло, то попёрло, а если нет - то нет, и это нисколько не удивительно, и тем более не обидно и не задевает никак, хм... ну на реплику-то при любом раскладе надеюсь
:)
спасибо

Profile

irkathena: (Default)
irkathena

January 2013

S M T W T F S
  12 3 45
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 23rd, 2017 12:11 pm
Powered by Dreamwidth Studios